fbpx

«Это не поможет». Как власти убедили нас, что мы ни на что не способны, а мы им поверили

Каждый раз, когда «Весна» запускает какую-нибудь акцию, то обязательно сталкивается с потоком упаднических комментариев о том, что всё бессмысленно: нас — имеются в виду активисты и гражданское общество вообще — слишком мало, никто нас не слушает, мы ничего не добьёмся. В какой-то момент мы задумались, почему это происходит, и пришли к выводу, что это — дискурс пропаганды, который оказался способен к самовоспроизведению.

Это чем-то похоже на вирус — им может заразиться даже противник режима, ничего при этом не подозревая. Он искренне будет транслировать идею тщетности вовне — подыгрывая тем самым властям. Но как вообще этот вирус появился? Мы знаем, что власти годами насильно делали общество послушным и пассивным. Однако достигли эффекта они не только с помощью репрессий, но и через длительное и последовательное внушение.

Режим использует три простых мысли, которые незаметно селятся у нас в голове, приживаются там и начинают воспроизводить сами себя. Вот они:

1. Любое действие крайне опасно

Активизм — это действительно опасно. Вы и сами знаете почему. Однако цель репрессий не только наказать отдельных граждан, но и запугать остальных. В итоге властям удаётся добиться того, что страх для многих становится всеобъемлющим — крайне опасным кажется любое действие, без какой-либо градации. В этом и заключается их цель: создать воображаемую опасность в дополнение к реальной.

На самом же деле разные действия имеют разные риски. Это простая мысль, о которой не стоит забывать, ведь для многих именно переоценка риска становится непреодолимым барьером: люди боятся даже подписывать петиции и направлять обращения депутатам, хотя это объективно не самые опасные действия.

Безусловно, риск есть всегда. Когда нет ни законов, ни правил, случиться может действительно что угодно и когда угодно. Однако важно — хоть это и сложно — оценивать вероятности: скажем, шанс быть задержанным на пикете составляет 90%, а вот при отправке письма в Госдуму реальные последствия могут наступить, например, только в 5% случаев.

Всеобъемлющий страх, который многим внушили власти, сковывает. Рациональная оценка риска и чёткое понимание того, какую его степень вы готовы принять, напротив, даёт пространство для действия.

2. Быть против власти — удел кучки фриков

Пропаганда всегда пытается выставить оппозиционеров малочисленной группой странных и никому не интересных «бузотёров». Это нужно для того, чтобы присоединяться к ним было одновременно и страшно, и стыдно. Эффект достигается очень просто: телевизор раз за разом повторяет тезис о «двух процентах» недовольных, подкрепляя его заказными опросами и подавлением инакомыслия. А дальше работает базовый психологический механизм конформизма. Почти все из нас хотят быть частью большинства, и это нормально.

Однако в реальности «провластное большинство» — это тоже воображаемая конструкция. Во-первых, её создают с помощью «соцопросов»: чиновники и пропаганда то и дело подсовывают нам фантастические цифры поддержки Путина и режима, которые не отражают реальность. Их цель — сфальсифицировать большинство. Людям достаточно верить в его существование, чтобы к нему присоединяться.

Во-вторых, издержки для несогласных всё время растут. Год за годом заниматься активизмом и даже просто ставить под сомнение курс страны становится всё опаснее. Это заставляет людей скрывать свои взгляды — а иногда и пересматривать на более безопасные. Так раскручивается спираль молчания, а провластный дискурс укрепляется как статус-кво.

В-третьих, мы в целом делаем выводы об устройстве общества на неполных данных и множестве ложных предположений. Например, мы проводим простую связь: нет митингов — все за Путина. Или используем личный опыт как объективное мерило: много моих знакомых поддерживают режим — значит, все поддерживают режим. Это только помогает пропаганде собрать воображаемое провластное большинство.

3. Всё бессмысленно

Это самая важная стратегия пропаганды — убедить вас, что всё бессмысленно. Вы думаете, Путин просто «мачо», который считает, что «прогибаться» — стыдно? Всё не так просто. Никогда не исполнять требования граждан —  это мощный инструмент влияния на общественное сознание. Властям важно показать, что совместные действия и общественные кампании никогда и ни при каких условиях не приносят результата — поэтому участвовать в них не нужно

Что важно понимать, чтобы не попадаться на эту удочку? Во-первых, держите в уме, что у общественных кампаний есть примеры успеха. Даже у антивоенной кампании, вполне возможно, уже есть результаты. Мы не знаем, на что бы пошёл Путин и военное руководство России, если бы не протесты и не массовая антивоенная агитация. Измерить такой влияние очень сложно, но мы уверены, что широкая общественная кампания — сдерживающий фактор для режима.

Во-вторых, помните, что голос в вашей голове, который твердит «всё бессмысленно», — это голос режима. Его не нужно слушать — наоборот, с ним нужно бороться. Это не значит, что нужно хвататься за любую активность без всякого осмысления. Критика должна сохраняться всегда, но она не должна заставлять вас не делать вообще ничего.

В-третьих, учитывайте, что транслировать установку «всё бессмысленно» во внешний мир — играть на руку властям. Представим, что никто ничего не делает: не подписывает петиции, не пишет обращения к властям, не распространяет листовки и не делает антивоенные граффити. Кого это обрадует больше всего? То-то и оно.

One Comment

Leave a Reply