fbpx

Интервью с фигурантом дела «Весны» Иваном Дроботовым

Иван Дроботов — фигурант дела против «Весны», который никогда не состоял в движении. Раньше он работал в «Альянсе учителей» и занимался активизмом:  раздельным сбором мусора, озеленением, выборами и антикоррупционными расследованиями в своём родном московском районе Митино.

Мы взяли у Ивана небольшое интервью, чтобы поближе познакомить вас с ним.

Почему ты пришёл в политику?

В политику я пришëл из общественной деятельности, экоактивизма и волонтëрства. Постепенно понимаешь, что решение крупных общественных проблем упирается в политику: в государственное регулирование и в выгоды приближенных к государству людей. Аполитичный активизм может лишь затыкать дыры, но системные решения — это политика.

Расскажи об антикоррупционных расследованиях, которые ты делал

На самом деле это был проект по профилактике коррупции: я и волонтёры заставляли московские, подмосковные и некоторые башкирские муниципалитеты публиковать декларации местных депутатов. Это не так сложно, нужно только время за компом и одно или два обращения сперва в муниципалитет, а потом в прокуратуру.

Единственное расследование, которое мы сделали, было про депутата Олега Павлова из Дзержинского в Московской области — он задекларировал ноль рублей дохода за целый год. Один из волонтëров заметил, и мы не могли пройти мимо.

Ещë было мини-расследование мы сделали про кандидатов на муниципальных выборах в Щукино в 2021 году. Часть провластных кандидатов маскировалась под самовыдвиженцев, но их связь с единороссами выдали финансовые документы.

Чем ты занимался в «Альянсе учителей»?

Нас там было два человека на полной занятости, так что примерно всем: соцсетями, запросами в госорганы, консультациями членов профсоюза и просто ответами на вопросы. Самое ответственное — поиск работников образования, оказавшихся под политическим давлением, и помощь им.

Расскажи о своей деятельности в Митино и об организации наблюдения на выборах

В Митино я прожил большую часть сознательной жизни и деятельности разной разводил там много. До сих пор горжусь дорожкой к метро, которую заставил управу заасфальтировать. Ещё добился в своë время установки шести пунктов раздельного сбора — правда, собянинская «реформа» спустя пару лет обнулила результаты этих усилий.

Очень горжусь сообществом наблюдателей, которое удалось в районе создать и которое, я рассчитываю, продолжит работать и без меня. Про наблюдение и нарушения на последних выборах писал вот здесь.

Расскажи про экологические инициативы, которые ты продвигал

Я добивался и продолжу добиваться открытого реестра зелëных насаждений Москвы. В этом реестре содержится (по крайней мере, должна содержаться) информация о расположении и состоянии всех деревьев, кустов, газонов в городе, но сейчас он доступен только органам власти.

Публичность реестра позволит гражданам отслеживать уход за насаждениями, предотвращать незаконную вырубку или хотя бы добиваться наказания за неë. В конце концов, на содержание реестра уходит куча денег каждый год, наших денег, а результат проконтролировать мы не можем.

Надо добиваться открытого реестра, как в других крупных городах России и Европы. Вот петиция, там про это написано подробнее и со ссылкам.

Из-за чего ты попал под административный арест в апреле и мае?

В первый раз формально за сопротивление полиции, на самом деле, полагаю, из-за антивоенных постов и ретвитов «Весны». Во второй раз — точно за ретвит «Весны» про антивоенную акцию, это даже в протоколе записано.

За какое будущее для России ты борешься?

За будущее, в котором мы сможем делать свою страну лучше каждый день, помогать друг другу и не опасаться репрессий за это.

Почему для тебя важно оставаться в политике?

Потому что это то, что я умею лучше всего и чем я могу помочь. И потому что только так я могу рассчитывать, что вернусь когда-нибудь домой.

Leave a Reply