fbpx

«Шваль окопалась». Как на фоне войны преследуют ЛГБТ-активистов

Война в Украине и ненависть путинского режима к ЛГБТ-людям и организациями находятся в одном идеологическом пространстве и имеют если не общие, то родственные начала — жёсткое противопоставление России (воображаемой, с особым путём и скрепами) и россиян «иным», «чужим» социальным группам, народам, странам и ценностям. Непринятие инаковости в целом становится двигателем как внутренней, так и внешней политики.

Гомофобы зачастую считают, что лучше позволить ЛГБТ-человеку умереть, чем быть самим собой. Похожим образом государство смотрит на Украину и украинцев: они должны либо перестать существовать политически (из «иных» стать «нами»), либо перестать существовать физически, варианта «быть собой» для них нет.

Годами власти раскручивали масштабную кампанию против ЛГБТ-людей, активистов и правозащитников в России. В 2013 году гомофобия оформилась законодательно: был принят закон о запрете «гей-пропаганде», который фактически криминализовал любые дискуссии о сексуальности, равноправии и проблемах сообщества.

С тех пор ситуация с правами ЛГБТ только ухудшалась: общественников травили и штрафовали, НКО закрывали, мероприятия — срывали, а насилие в отношении ЛГБТ-людей в обществе росло. С телеэкранов Киселёв призывал «сжигать сердца геев», Путин обвинял Европу в «подрыве традиционных ценностей», а в Чечне создавали секретные пыточные тюрьмы для геев.

Война с Украиной стала новой поворотной точкой в борьбе государства с меньшинствами. Патриарх Кирилл оправдывает «спецоперацию» тем, что Донбасс нужно спасти от гей-парадов, российские оккупационные войска находят в украинских городах «штабы геев и лесбиянок» (пропагандисты называют ЛГБТ-людей «окопавшейся швалью»), которые якобы контролирует США, а Маргарита Симоньян обвиняет тех, кто высказывает антивоенную позицию, в принадлежности к ЛГБТ-сообществу.

На фоне гомофобной риторики госпропаганды в России усилились репрессии против ЛГБТ-активистов и организаций. Незадолго до войны в реестр иноагентов внесли 5 ЛГБТ-организаций, а за последние три месяца иноагентами признали 4тактивистов: руководительницу движения «Маяк» Регину Дзугкоеву, журналиста Карена Шаиняна, психолога Марию Сабунаеву и общественника Ярослава Сироткина.

В феврале суд по требованию Минюста ликвидировал благотворительный фонд «Сфера», который работал в качестве оператора признанной иноагентом «Российской ЛГБТ-Сети». В ведомстве сочли, что деятельность «Сферы» и всех ЛГБТ-сообществ «идёт вразрез с государственной политикой, нацеленной на сохранение, приумножение и развитие человеческого капитала». А в конце апреля глава «Лиги безопасного интернета» Екатерина Мизулина предложила признать всё ЛГБТ-движение «экстремистской организацией».

В итоге репрессии привели к миграции ЛГБТ-активистов и НКО — например, Россию в полном составе покинула команда инициативной группы «Выход»: её члены посчитали, что оставаться в стране больше не безопасно.

Несмотря на то, что всё общественное внимание сейчас привлечено к «специальной военной операции», а властям удалось выдавить из страны множество ЛГБТ-организаций и активистов, преследования ЛГБТ-людей не исчезли, а репрессии не уменьшились — даже наоборот.

Говорите о преследованиях ЛГБТ-людей, активистов и организаций. Поддерживайте их пожертвованиями. Помогайте в качестве волонтёров. Это важно. Даже во время войны.

Leave a Reply